Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Собрание сочинений Сталина

(данная запись не является рекламой, но лишь информационным сообщением)

Вышел в свет первый том нового собрания сочинений Сталина. Предполагается, что будет около 40(!) томов. По сравнению со старым изданием, первый том дополнен на треть новыми материалами.
600 страниц. стоит у нас 536 руб



из анонса на сайте издательства. (Оно же издавало 16-й и еще несколько томов старого собрания сочинений)

Рабочий университет имени И. Б. Хлебникова начинает выпуск многотомного издания «Сталин И. В. Труды», куда войдут тысячи не публиковавшихся до сей поры архивных текстов. Это издание призвано заполнить источниковый вакуум, который, с одной стороны, не позволял вдумчивым, интересующимся читателям составить самостоятельное обоснованное мнение о советской эпохе и руководстве той поры, а с другой, так выгоден всяким мифотворцам и пасквилянтам, чиновным и общественным десталинизаторам, строящим на лжи о нашем великом прошлом сомнительные научные репутации и несомненные материальные блага.

Борис Гройс. Фотограф как мудрец

e6f-x7wROmQ

Статья Бориса Гройса из только что вышедшего номера “Художественного журнала” (86-87).

В историческую культурную память можно войти самыми разными путями. Некоторые авторы утверждают свое присутствие в истории уже первой книгой, произведением искусства или фильмом, так что публика может проследить их личный путь с самого начала карьеры. Мы воспринимаем таких авторов, как будто всегда уже их знали. Другие авторы на протяжении своей жизни открыты общественному сознанию лишь частично. Их фигуры начинают проявляться и обретать очертания в общественной памяти и воображении только после смерти, причем происходит это очень медленно. Известные и в то же время незнакомые, авторы подобного рода, как правило, являются культурными мигрантами со сложной и фрагментарной биографией. Одним из таких культурных мигрантов был Александр Кожев. И хотя его имя хорошо известно специалистам по философии и политической истории XX века, он остался малоизвестным широкой публике и его исторический образ стал принимать отчетливую форму лишь недавно.

Второй футуризм: Манифесты и программы итальянского футуризма. 1915-1933

vtorfut

Второй футуризм: Манифесты и программы итальянского футуризма. 1915-1933 / Введение, составление, перевод с итальянского и комментарии Екатерины Лазаревой. М.: Гилея, 2013. – 228 с., илл. (серия «Real Hylaea»).

До сих пор манифесты итальянских футуристов были известны по переводам В. Шершеневича и М. Энгельгардта, вышедшим в 1914 году и практически не переиздававшимся. Поздний, «второй» футуризм, доживший до Второй мировой войны, у нас вообще неизвестен, хотя совершил много новых открытий, повлиявших на мировое авангардное искусство. Книга составлена из первые переведенных на русский язык поздних текстов Ф. Т. Маринетти и его коллег. Двадцать программных и теоретических работ посвящены интеллектуальному восстанию, политике, живописи, театру, кинематографу, танцу и проч. Во вступительной статье и комментариях Е. Лазаревой рассматриваются теоретические основы и этапы эволюции итальянского футуризма, а также особенности его сосуществования и идеологических и эстетических противоречий с фашистским режимом Муссолини.

В продаже появится в воскресенье, стоить будет 414 рублей

Новинка



Рене Жирар. Достоевский: от двойственности к единству, ББИ, 2013, 162 стр., цена 213 руб.

Оригинальность замысла книги Рене Жирара заключается в том, что автор, известный французский философ и культуролог, видит свою задачу не в очередном описании жизни знаменитого писателя и не в стремлении пополнить библиографию экзегетических работ, посвященных его деятельности и творчеству. Эта книга преследует совершенно иную цель: создать «психопортрет», воспроизвести процессы внутренней динамичной и противоречивой жизни личности Ф. М. Достоевского, всем своим творчеством свидетельствовавшего о страстном поиске Христа.

Оглавление

Глава 1. Сошествие в ад Глава 2. Психология подполья Глава 3. Метафизика подполья Глава 4 Воскресение Графологический анализ Мнения Хронологическая биография Аналитическая библиография

Рене Жирар (род. 1923 г.) – всемирно известный французский философ, историк, литературовед. Разработал концепцию «фундаментальной антропологии», в русле которой получает свое развитие проблематика жертвоприношения, миметического насилия, рассматриваемого как акт, лежащий в основе культуры и социума. Его антропологическая концепция нашла свое отражение в ряде книг, из которых наиболее известные – «Насилие и священное» (1972) и «Козел отпущения» (1986).

Жорж Сорель. Размышления о насилии

Наша новая книга:

1

Автор обложки – Мария Киселева.

Сорель Ж. Размышления о насилии. М.: Фаланстер, 2013. – 293 с.

200 рублей

До конца месяца книжка будет продаваться только в нашем магазине, потом пойдет в широкую продажу.

«Размышления о насилии» — самая известная работа французского философа и социолога Жоржа Сореля (1847–1922), в которой автор — теоретик революционного синдикализма, — выдвигает понятие мифа о всеобщей стачке как коллективного мобилизующего представления, способного стать основой революционных преобразований.

Единственный перевод книги на русский язык был сделан в 1907 году. Настоящее издание включает новую редакцию этого перевода, ранее не публиковавшееся на русском языке авторское предисловие и дополнительные главы, написанные для более поздних французских изданий книги, письма автора, адресованные издателю и одному из читателей, а также вступительную статью историка Жака Жюльяра.

+++

Сорель в блоге “Толкователь”:

В издательстве «Фаланстер» выходит книга французского синдикалиста Жоржа Сореля «Размышления о насилии». Еще в начале ХХ века он показал особый путь победы пролетариата в Западном мире – через всеобщую стачку. Его последователи Муссолини и Ленин пренебрегли заветами Сореля.

Жорж Сорель был типичным французским мелким буржуа. Родился в семье небогатого виноторговца, бОльшую часть жизни проработал инженером-железнодорожником, пока не получил наследство и ренту. Именно рента позволила ему наконец-то всерьёз заняться литературной работой. Как уже писал Блог Толкователя, большинство революционных мыслителей XIX – начала ХХ века были рантье. К примеру, почти вся эмигрантская верхушка российских оппозиционеров, включая Владимира Ленина. Экономическая свобода – на себе Жорж Сорель почувствовал, что именно она и только она способствует полному раскрытию потенциала человека.

Самая значительна книга в творчестве Сореля – «Размышления о насилии». Она издана издательством «Фаланстер» и скоро появится в его магазине. С разрешения «Фаланстера» мы печатаем часть предисловия к этой книге и отрывок из неё.

+++

Другой фрагмент книги опубликован на сайте morebo.ru:

Мои «Размышления о насилии» вызвали у многих раздражение пессимизмом посылки, на которой они основываются, но я также знаю, что Вы отнюдь не разделяли это впечатление — в своей «Истории четырех лет» Вы блестяще доказали, что презираете обманчивые надежды, которым предаются слабые души. Мы, стало быть, можем свободно побеседовать о пессимизме, и я счастлив найти в Вас собеседника, согласного с этой доктриной, ведь без нее в мире никогда еще не создавалось ничего значительного. У меня давно уже сложилось ощущение, что греческая философия не дала больших моральных результатов именно потому, что была в целом весьма оптимистичной. У Сократа это иногда проявлялось до невыносимой степени.

Ян Левченко о книге П.А. Дружинина “Идеология и филология. Ленинград. 1940-е гг”.

В 1981 году лингвист и семиотик Борис Успенский поехал на конференцию в ГДР, где прочитал доклад «К проблеме генезиса Тартуско-Московской Семиотической Школы». В стране народной демократии, входящей в буферную зону вокруг СССР, неудобная тема все же прошла. Даже в суровой ГДР охранительный прессинг был слабее, чем в идеологической метрополии. Через 6 лет, на волне начавшейся перестройки, доклад удалось издать в тартуской серии «Труды по знаковым системам». Говоря о ленинградских корнях Юрия Лотмана и Зары Минц, автор ссылался на блестящую плеяду их воспитателей от Бориса Эйхенбаума до Григория Гуковского. Расцвет, отмечается в статье, продолжался до начала 1950-х. Дальше идет образцовый риторический маневр в обход цензуры: «Блокада, а затем некоторые последующие события нанесли ленинградскому литературоведению если не невосполнимый, то пока еще не восполненный ущерб».

Книга московского историка Петра Дружинина – это два тома общим объемом 1300 страниц, рассказывающих о «некоторых последующих событиях». То есть тщательному уничтожению неугодных власти преподавателей ЛГУ. Пик этой зловещей кадровой ротации пришелся на 1949 год, от последствий которого рассеянная, затравленная и деморализованная петербургская гуманитария не оправилась до сих пор.

Ссылки за неделю

Алексей Цветков. Больше, чем поэты. Политическая карта современной русской поэзии

В России сейчас все в порядке с политической поэзией. Вот уже два года регулярно проходят организованные нацболовским активистом Скифом «Маяковские чтения». Более сотни людей, сочиняющих политические стихи, публично читали их у памятника великому пролетарскому поэту. По результатам чтений издан сборник.


«Интеллектуалов вытеснило сословие трепачей!»

Если обнаружить некую общую черту в рассуждении о «креативном классе» столь разных американских экспертов, как Майкл Линд и Саския Сассен, то она состоит в том, что этот класс является исключительным продуктом временного господства в западном обществе финансового капитала. Капитала, заинтересованного в наличии высокооплачиваемой интеллектуальной обслуги, но совершенно равнодушного к судьбам индустриального производства в своих странах, равно как и к положению интеллектуалов в собственном смысле этого слова, то есть людей, производящих и транслирующих научное знание.


Борис Дубин. Воображение как коммуникативная структура и проекция модерности

В заявленной теме для автора соединились несколько линий: исследовательский интерес к литературной фантастике, утопии и антиутопии, в особенности – российской (Е.Замятин, братья Стругацкие); читательская и переводческая работа над текстами по философии поэтического и живописного образа (Хосе Лесама Лима, Ив Бонфуа и др.); наконец, разыскания и размышления в связи, опять-таки, с переводом статьи Жана Старобинского по истории понятия «воображение»[2]. В данном случае мне интересно посмотреть и важно показать, как социология может работать со сложными культурными формами. Речь далее пойдет, с одной стороны, о социологии знаниевых и культурных конструкций, смысловых образований, а с другой – о социологической антропологии, представлениях о человеке, который оперирует образами и обращается, упорядочивая и объясняя их, к категории воображения.


Последний герой

Мария Степанова о дневнике Сьюзен Зонтаг

Недоброжелатели, которых у Сьюзен Зонтаг было достаточно, в числе прочего обвиняли ее в том, что она эксплуатировала собственную внешность,— и действительно, там было на что поглядеть. В посмертном корпусе оставшегося — который составляют книги, фильмы, тексты, интервью, дневники — фотографии автора, молодого, нестареющего, старого, мертвого, занимают что-то вроде почетного первого этажа с временной экспозицией. Часть посетителей дальше и не добирается, и в этом есть резон: изображения Зонтаг не рассказывают и не комментируют ее историю — они ее замещают, оставляя на откуп зрителю главное, эмблему, удостоверение личности: здесь был такой-то.


Ленин как буржуазный революционер

Под таким заглавием мы впервые на русском языке перепечатываем отрывки из статьи известного французского исследователя творчества Маркса М. Рюбеля «Перестройка или ностальгия по капитализму». М. Рюбель считает себя последователем аутентичного Маркса и близок к течению «коммунизма рабочих Советов».


Дэвид Бордуэлл. Жижек, скажи что-нибудь!

Ваш МакГаффин публикует любопытнейший текст Бордуэлла, который поможет по-новому взглянуть на деятельность философа. Бордуэлл, кстати, доходит даже до того, что начинает копаться в грязном белье Жижека, что, конечно, делает текст еще более интересным. Поскольку статья огромна, Ваш МакГаффин опубликует ее в нескольких частях. Часть первая, в которой Бордуэлл описывает контекст, в котором появилась книга Жижека о Кислевском, и дает по щекам его покровителю Колину МакКейбу.


Михаил Михалков – брат гимнописца, офицер СС

Клан Михалковых является прекрасной иллюстрацией, что такое идеальные приспособленцы. Пока Сергей Михалков пел оды Сталину, его младший брат Михаил служил во время ВОВ в СС, а позже в КГБ и у «гипнотизёра» Мессинга.


Дмитрий Курляндский. ХХ век. Первая серия. Конкретная инструментальная музыка

OPENSPACE.RU начинает рассказ о стилях, направлениях и техниках музыки последнего столетия, которую почему-то принято всю скопом пугливо называть «современной».Рассказ этот пойдет безо всякого хронологического порядка, поскольку история музыки ХХ века состоит скорее не из поперечных линий, четко делящих процесс на аккуратные временные промежутки, а из продольных — то расходящихся далеко друг от друга, то пересекающихся. Дмитрий Курляндский, выбрав явление под названием musique concrète instrumentale, объяснил его двумя способами: общепринятым и своим собственным.


Дмитрий Ромедник. 888 — число пролетариата. Как благодаря анархистам у нас появился восьмичасовой рабочий день

Движение за укороченный рабочий день началось во время индустриальной революции в Британии. В начале XIX века рабочие трудились 10–16 часов в день при одном выходном в неделю. Впервые с требованием сократить рабочий день до десяти часов выступил один из видных британских социалистических деятелей Роберт Овен в 1810 году. А в 1817-м он сформулировал концепцию восьмичасового рабочего дня одной фразой: «8 часов — работа, 8 — отдых, 8 — сон». В результате выступлений социалистов к 1847 году в Англии рабочий день для женщин и детей был сокращен до 10 часов. 


Необходимый клоун

Григорий Дашевский о Витольде Гомбровиче

Выражение «как у Гомбровича» по-русски ничего не значит. В СССР о нем не было слышно; понятно, что его — эмигранта и, как он сам себя называл, «предателя и провокатора» — не издавали, но он не входил даже и в общеинтеллигентский список отнятых у нас цензурой заграничных авторов.

Практически сразу после отмены цензуры, в самом начале 1990-х годов, у нас вышли его романы: «Фердидурка», «Порнография», «Транс-Атлантик», потом и «Космос» — но кто их прочел, тот прочел, а нечитавшие об их авторе и не слышали. Поскольку культурное сознание — это сознание именно тех, кто сам не читал, но слышал звон, то можно сказать, что в нашем культурном сознании Гомбровича до сих пор нет. И это обидно, потому что Гомбрович — прямо-таки необходимая здесь фигура. И эта необходимость особенно ясна из его лучшей книги — восьмисотстраничного «Дневника», который он вел в Буэнос-Айресе в 1950–1960-е годы и который наконец вышел по- русски (в блестящем, как всегда, переводе Юрия Чайникова).

Роджер Бишоп о книге Чарльза Манна «1493: открывая Новый Свет, созданный Колумбом»

Charles C. Mann. 1493: Uncovering the New World Columbus Created. Knopf, 2011

Согласно Чарльзу Манну, глобализация началась в декабре 1492 года, когда Христофор Колумб основал в Доминиканской Республике поселение, которое, как он надеялся, станет постоянным (оно просуществовало пять лет). Так началось то, что историк Альфред Кросби назвал «Колумбовым обменом». Следуя Кросби, журналист Манн, базируясь на новейших исследованиях и своих собственных путешествиях по всему миру, показывает невероятное значение этого обмена в книге «1493: Uncovering the New World Columbus Created» («1493: открывая Новый Свет, созданный Колумбом»), которая является продолжением его критически воспринятой книги «1491: New Revelations of the Americas Before Cоlumbus» («1491: Новые открытия в области истории доколумбовых Америк»).
Манн показывает, что глобализация была не только культурным и экономическим, но также (и, возможно, в первую очередь) биологическим феноменом. Некоторые ученые считают, что она стала началом новой биологической эры, так называемого гомогеноцена, в которую возникли новые, смешанные и унифицированные виды. Организмы из разных полушарий теперь смогли путешествовать и распространяться по всему миру; многие историки воспринимают ввоз картошки (традиционной для Америки) в Европу как переломный исторический момент. Но обмен не всегда шел во благо: помимо прочего, Колумб привез в Америку вирусы, вызывавшие эпидемии холеры, тифа и оспы у аборигенов, не имевших иммунитета к этим заболеваниям. В течении XVI-XVII веков эти заболевания унесли жизни по крайней мере трех четвертей коренного населения Америк.

Глобализация не остановилась на «обмене» между Европой и Америками. В 1570 году два испанских путешественника, Мигель Лопес де Легаспи и Андрес де Урданета, сделали то, что не удалось Колумбу: они открыли западный торговый путь в Китай. Они сделали для экономики то же самое, что Колумб сделал для экологии. В течение двух тысяч лет население Китая росло медленно. Все изменилось, когда туда привезли американские зерновые: популяция резко возросла. Так называемые «Манильские галеоны» впервые в истории связали Азию, Европу, Америки и отчасти Африку взаимообменом.

lettres.ru

Наш сотрудник перевел небольшую рецензию на очередную отличную книжку, которой скорее всего не будет на русском языке.

Интервью главреда “Ад Маргинем” Александра Иванова

rabkor.ru / новости
Александр Иванов: Кризис мейнстримаНезависимые издательства появились в 90-е годы как ответ на распад советской системы производства и продажи книг - за два десятилетия они не только пережили кризис, связанный с исчезновение советской интеллигенции и прекращением субсидирования серьезной литературы, но и выжили в ходе нового кризиса, порожденного уже противоречиями капиталистического рынка. Александр Иванов является руководителем одного из наиболее известных независимых издательств - Ad Marginem. О там, как издатель может сегодня сохранять свою свободу и что он с этой свободой может сделать, с ним специально для Рабкор.ру беседовала Елена Кужель.
http://www.rabkor.ru/interview/12782.html

Вниманию журналистов

Несанкционированные свалки бывают не только в Химках. Знакомые из Подмосковья попросили распространить информацию – вдруг кто-нибудь из журналистов заинтересуется. Я, правда, так и не понял, ведется ли сейчас какая-то кампания против Громова сейчас, – если ведется, то эта история может быть полезна. Ну и вообще – в очередной раз чиновники и их друзья с баблом собираются устроить нескольким тысячам людей форменный освенцим, Поскольку это не Москва, СМИ молчат. Если нужны подробности (есть документы, в том числе письмо в прокуратуру на имя Чайки, там логично и понятно изложена история вопроса) и контакты – пишите на мейл owl1959(a)gmail.com. Collapse ) Кросспост приветствуется.