Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Борис Гройс. Фотограф как мудрец

e6f-x7wROmQ

Статья Бориса Гройса из только что вышедшего номера “Художественного журнала” (86-87).

В историческую культурную память можно войти самыми разными путями. Некоторые авторы утверждают свое присутствие в истории уже первой книгой, произведением искусства или фильмом, так что публика может проследить их личный путь с самого начала карьеры. Мы воспринимаем таких авторов, как будто всегда уже их знали. Другие авторы на протяжении своей жизни открыты общественному сознанию лишь частично. Их фигуры начинают проявляться и обретать очертания в общественной памяти и воображении только после смерти, причем происходит это очень медленно. Известные и в то же время незнакомые, авторы подобного рода, как правило, являются культурными мигрантами со сложной и фрагментарной биографией. Одним из таких культурных мигрантов был Александр Кожев. И хотя его имя хорошо известно специалистам по философии и политической истории XX века, он остался малоизвестным широкой публике и его исторический образ стал принимать отчетливую форму лишь недавно.

График работы в праздники

Уважаемые посетители!
Книжный магазин "Фаланстер" работает все праздники в обычном режиме (с 11 до 20), за исключением:
31 декабря - с 11 до 19 часов
1 января - магазин не работает (единственный для нас выходной в году)

ч

Новинки НЛО



Пригов Д.А. Монады / Дмитрий Александрович Пригов; Собрание сочинений в 5-ти т. — М.: Новое литературное обозрение, 2013. — 780 с., 509 руб.

«Монады» — один из пяти томов «неполного собрания сочинений» Дмитрия Александровича Пригова (1940—2007), ярчайшего представителя поэтического андеграунда 1970—1980-x и художественного лидера актуального искусства в 1990—2000-е, основоположника концептуализма в литературе, лауреата множества международных литературных премий. Не только поэт, романист, драматург, но и художник, акционист, теоретик искусства — Пригов не зря предпочитал ироническое самоопределение «деятель культуры». Охватывая творчество Пригова с середины 1970-х до его посмертно опубликованного романа «Катя китайская», том включает как уже классические тексты, так и новые публикации из оставшегося после смерти Пригова громадного архива.

Некоторые произведения воспроизводятся с сохранением авторской орфографии и пунктуации.



Олег Будницкий, Александра Полян. Русско-еврейский Берлин (1920—1941)

Будницкий О., Полян А. Русско-еврейский Берлин (1920—1941) / Олег Будницкий, Александра Полян. — М.: Новое литературное обозрение, 2013. — 496 с., 392 руб.



Предлагаемая вниманию читателей монография посвящена жизни российских евреев-эмигрантов в Берлине в период между двумя мировыми войнами.Collapse )

Ян Левченко о книге П.А. Дружинина “Идеология и филология. Ленинград. 1940-е гг”.

В 1981 году лингвист и семиотик Борис Успенский поехал на конференцию в ГДР, где прочитал доклад «К проблеме генезиса Тартуско-Московской Семиотической Школы». В стране народной демократии, входящей в буферную зону вокруг СССР, неудобная тема все же прошла. Даже в суровой ГДР охранительный прессинг был слабее, чем в идеологической метрополии. Через 6 лет, на волне начавшейся перестройки, доклад удалось издать в тартуской серии «Труды по знаковым системам». Говоря о ленинградских корнях Юрия Лотмана и Зары Минц, автор ссылался на блестящую плеяду их воспитателей от Бориса Эйхенбаума до Григория Гуковского. Расцвет, отмечается в статье, продолжался до начала 1950-х. Дальше идет образцовый риторический маневр в обход цензуры: «Блокада, а затем некоторые последующие события нанесли ленинградскому литературоведению если не невосполнимый, то пока еще не восполненный ущерб».

Книга московского историка Петра Дружинина – это два тома общим объемом 1300 страниц, рассказывающих о «некоторых последующих событиях». То есть тщательному уничтожению неугодных власти преподавателей ЛГУ. Пик этой зловещей кадровой ротации пришелся на 1949 год, от последствий которого рассеянная, затравленная и деморализованная петербургская гуманитария не оправилась до сих пор.

Ссылки за неделю

Алексей Цветков. Больше, чем поэты. Политическая карта современной русской поэзии

В России сейчас все в порядке с политической поэзией. Вот уже два года регулярно проходят организованные нацболовским активистом Скифом «Маяковские чтения». Более сотни людей, сочиняющих политические стихи, публично читали их у памятника великому пролетарскому поэту. По результатам чтений издан сборник.


«Интеллектуалов вытеснило сословие трепачей!»

Если обнаружить некую общую черту в рассуждении о «креативном классе» столь разных американских экспертов, как Майкл Линд и Саския Сассен, то она состоит в том, что этот класс является исключительным продуктом временного господства в западном обществе финансового капитала. Капитала, заинтересованного в наличии высокооплачиваемой интеллектуальной обслуги, но совершенно равнодушного к судьбам индустриального производства в своих странах, равно как и к положению интеллектуалов в собственном смысле этого слова, то есть людей, производящих и транслирующих научное знание.


Борис Дубин. Воображение как коммуникативная структура и проекция модерности

В заявленной теме для автора соединились несколько линий: исследовательский интерес к литературной фантастике, утопии и антиутопии, в особенности – российской (Е.Замятин, братья Стругацкие); читательская и переводческая работа над текстами по философии поэтического и живописного образа (Хосе Лесама Лима, Ив Бонфуа и др.); наконец, разыскания и размышления в связи, опять-таки, с переводом статьи Жана Старобинского по истории понятия «воображение»[2]. В данном случае мне интересно посмотреть и важно показать, как социология может работать со сложными культурными формами. Речь далее пойдет, с одной стороны, о социологии знаниевых и культурных конструкций, смысловых образований, а с другой – о социологической антропологии, представлениях о человеке, который оперирует образами и обращается, упорядочивая и объясняя их, к категории воображения.


Последний герой

Мария Степанова о дневнике Сьюзен Зонтаг

Недоброжелатели, которых у Сьюзен Зонтаг было достаточно, в числе прочего обвиняли ее в том, что она эксплуатировала собственную внешность,— и действительно, там было на что поглядеть. В посмертном корпусе оставшегося — который составляют книги, фильмы, тексты, интервью, дневники — фотографии автора, молодого, нестареющего, старого, мертвого, занимают что-то вроде почетного первого этажа с временной экспозицией. Часть посетителей дальше и не добирается, и в этом есть резон: изображения Зонтаг не рассказывают и не комментируют ее историю — они ее замещают, оставляя на откуп зрителю главное, эмблему, удостоверение личности: здесь был такой-то.


Ленин как буржуазный революционер

Под таким заглавием мы впервые на русском языке перепечатываем отрывки из статьи известного французского исследователя творчества Маркса М. Рюбеля «Перестройка или ностальгия по капитализму». М. Рюбель считает себя последователем аутентичного Маркса и близок к течению «коммунизма рабочих Советов».


Дэвид Бордуэлл. Жижек, скажи что-нибудь!

Ваш МакГаффин публикует любопытнейший текст Бордуэлла, который поможет по-новому взглянуть на деятельность философа. Бордуэлл, кстати, доходит даже до того, что начинает копаться в грязном белье Жижека, что, конечно, делает текст еще более интересным. Поскольку статья огромна, Ваш МакГаффин опубликует ее в нескольких частях. Часть первая, в которой Бордуэлл описывает контекст, в котором появилась книга Жижека о Кислевском, и дает по щекам его покровителю Колину МакКейбу.


Михаил Михалков – брат гимнописца, офицер СС

Клан Михалковых является прекрасной иллюстрацией, что такое идеальные приспособленцы. Пока Сергей Михалков пел оды Сталину, его младший брат Михаил служил во время ВОВ в СС, а позже в КГБ и у «гипнотизёра» Мессинга.


Дмитрий Курляндский. ХХ век. Первая серия. Конкретная инструментальная музыка

OPENSPACE.RU начинает рассказ о стилях, направлениях и техниках музыки последнего столетия, которую почему-то принято всю скопом пугливо называть «современной».Рассказ этот пойдет безо всякого хронологического порядка, поскольку история музыки ХХ века состоит скорее не из поперечных линий, четко делящих процесс на аккуратные временные промежутки, а из продольных — то расходящихся далеко друг от друга, то пересекающихся. Дмитрий Курляндский, выбрав явление под названием musique concrète instrumentale, объяснил его двумя способами: общепринятым и своим собственным.


Дмитрий Ромедник. 888 — число пролетариата. Как благодаря анархистам у нас появился восьмичасовой рабочий день

Движение за укороченный рабочий день началось во время индустриальной революции в Британии. В начале XIX века рабочие трудились 10–16 часов в день при одном выходном в неделю. Впервые с требованием сократить рабочий день до десяти часов выступил один из видных британских социалистических деятелей Роберт Овен в 1810 году. А в 1817-м он сформулировал концепцию восьмичасового рабочего дня одной фразой: «8 часов — работа, 8 — отдых, 8 — сон». В результате выступлений социалистов к 1847 году в Англии рабочий день для женщин и детей был сокращен до 10 часов. 


Необходимый клоун

Григорий Дашевский о Витольде Гомбровиче

Выражение «как у Гомбровича» по-русски ничего не значит. В СССР о нем не было слышно; понятно, что его — эмигранта и, как он сам себя называл, «предателя и провокатора» — не издавали, но он не входил даже и в общеинтеллигентский список отнятых у нас цензурой заграничных авторов.

Практически сразу после отмены цензуры, в самом начале 1990-х годов, у нас вышли его романы: «Фердидурка», «Порнография», «Транс-Атлантик», потом и «Космос» — но кто их прочел, тот прочел, а нечитавшие об их авторе и не слышали. Поскольку культурное сознание — это сознание именно тех, кто сам не читал, но слышал звон, то можно сказать, что в нашем культурном сознании Гомбровича до сих пор нет. И это обидно, потому что Гомбрович — прямо-таки необходимая здесь фигура. И эта необходимость особенно ясна из его лучшей книги — восьмисотстраничного «Дневника», который он вел в Буэнос-Айресе в 1950–1960-е годы и который наконец вышел по- русски (в блестящем, как всегда, переводе Юрия Чайникова).

«Гилея»: последняя расхлябанность

В субботу 21 апреля стало известно о закрытии легендарного книжного магазина "Гилея". Журнал "Контрабанда" попросил дать комментарий происходящему одного из бывших работников "Гилеи" Александра Умняшова.

Некоторые интеллигентные книголюбы в интернете обсуждают локальную московскую новость — закрытие старейшей книжной лавки “Гилея”. Тот факт, что я проработал в магазине с 2004 по 2009 гг. (от продавца до директора) и после ухода не прерывал общение с его работниками, а также то, что я продолжаю сотрудничество с издательством “Гилея”, породившим магазин, дает мне право высказать свое скромное мнение о случившемся.

(…)

Сергей Кудрявцев основал магазин и был его первым директором. Но Сергей прежде всего издатель, а не книготорговец. На протяжении всей истории магазина, там всегда были так называемые (мной) “управляющие”, которых Сергей приглашал вести дела. Вот имена людей, которые в разное время руководили магазином “Гилея”: Светлана Сильванович, Ирина Монахова, Виктор Обухов, Стефан Розов, Надежда Гутова и даже автор этих строк. Назову и “диктаторскую тройку” (или “преступную троицу”) последних времен, хотя их имена более-менее известны: Георгий Еремин, Николай Тарасов, Кирилл Захаров. А уж среди работников магазина (в разное время) кого только не было: поэты Александр Еременко и Герман Лукомников, участники арт-группы “Общество Радек” Максим Каракулов и Павел Микитенко, создатель “Фаланстера” Борис Куприянов, писатель Алексей Цветков-мл., музыканты Витя Вдовин (“Nola”), Саша “Артист” (“Montfaucon”), Ян Никитин (“Театр Яда”), художник Тимофей Нацвин и сами по себе замечательные люди, которых мне захотелось здесь упомянуть, — Олеся Зеленина, Катя Абакумова, Женя Малынов. Извините, если кого забыл — это можно исправить в комментариях.

(…)

У Бориса Куприянова был свой образ “Гилеи” и он создал “Фаланстер”, Светлана Сильванович организовала издательство «Совпадение», Надежда Гутова — издательство “Grundrisse”, а Максим Каракулов, например, — интересный проект “Дару дар”. Какой образ несли в себе члены “диктаторской тройки” и что создадут они после “Гилеи”? Закрытие магазина — это их последняя расхлябанность, после которой выходят вон из профессии с волчьим билетом.

Целиком тут: kbanda.ru

А также вот на всякий случай ссылка на старое интервью одного из членов этой “тройки”, меньше года назад данное Опенспейсу – вдруг кто не читал, а в каментах оно недавно вспоминалось.

Нелицензионное ношение расовой бороды

168 самых мерзких врагов нашистов

Борис Куприянов: совладелец книжного магазина "Фаланстер", директор Московского книжного фестиваля

Борис Александрович попал в нашистский список самых мерзких врагов - по его словам, этим фактом он очень доволен, правда соседствует он там не только с достойными людьми вроде Сапрыкина и Лимонова, но и с Познером и Сванидзе - ну тут уж ничего не поделаешь.

По поводу дискуссий о том, можно ли читать потупчиковскую почту, не аморально ли это - ну про аборты читать наверное нехорошо и не стоит (да и зачем), а про работу наверное и ничего. Каждый сам решает, конечно, но в целом это ведь документы, имеющие отношение к работе госструктур, ну так почему бы и нет. Сам не читал, лень, интересное все равно потом растащат по блогам - а интересно ведь не то, сколько платят всяким варламовым и т.п. отстою, а то, например, насколько состоятельна "якименковская" версия по делу Кашина. Опять же, была ведь и такая история:  

22 июля нынешнего года магазин "Фаланстер" сгорел — неизвестные бросили в окно бутылку с зажигательной смесью. Милиция признала произошедшее поджогом, но исполнители не найдены — «следствие продолжается», - писал Илья Васюнин в 2005 году (а на кого тогда пали основные подозрения все, я думаю, помнят). Судя по всему, никто ничего и не собирался особо расследовать, и поэтому очень хочется, чтобы расследовали хоть что-нибудь - Кашина в первую очередь. Не потому, что общественность жаждет мести или на сто процентов уверена в виновности прокремлевских молодежек, нет. Просто должна же быть хоть какая-то справедливость, так ведь?

 

ИА

ответ другу на вопрос: что ты думаешь по поводу всего этого?

Оригинал взят у donnerwort в ответ другу на вопрос: что ты думаешь по поводу всего этого?

На улице очень холодно.  То что и как делают организаторы митинга совсем не вызывает воодушевления. Даже наоборот. Причем речь не только о маститых политиках. Немцов, Рыжков, Гудков  и прочие каспаровы вызывают такое единодушное раздражение, что этот их потенциал максимально стали использовать даже на официозном телевиденье.  Но и представители «креативного класса», те самые «новые люди» и «новые лица» уже раздражают не меньше. За два месяца прошедших с чистых прудов-болотной-сахарова было много пафосных заявлений, много креативного бурления, но не появилось ни одной новой идеи, ни одного нового лозунга.  На данный момент протест, который стал главным содержанием всей политической жизни страны этих месяцев,  не имеет никаких целей вообще (не то что конкретных, а вообще никаких). Что хотят сказать люди, которые придут на марш 4 февраля? Что они хотят сказать, против чего выступают?

Однако.. все это не имеет, как мне кажется, значения. То есть как раз марш 4 февраля, а точнее количество пришедших на него людей – имеет очень большое значение. А все остальное - нет.
Мне на самом деле совсем не интересно это шествие, я не испытываю ни малейшего воодушевления, но все таки обязательно пойду 4 февраля на Октябрьскую. 

Как мне кажется, оценивая происходящее важно понимать две вещи.

1.   Люди, конкретные люди связанные с властью: то есть те, кто так или иначе связаны с принятием  политических и экономических  решений (и, разумеется, контролем основных финансовых потоков)… Так вот эти люди, в большинстве своем, куда более пессимистичны в оценке своих действий, чем большинство оппонентов. Ну, или если говорить проще: они думают о себе куда хуже чем мы.  Они даже не считают, а знают, что они жулики и воры (и это даже мягко сказано), что их действия аморальны и вредоносны. Что они построили систему, в которой нормально жить и работать просто невозможно. И что никаких перспектив эта система не имеет.

Собственно где-то с 2007 года – еще до всякого кризиса (я тогда еще работал в «Эксперте») любой разговор с представителем околовластной элиты (особенно связанных с реальными финансовыми потоками) довольно быстро превращался в страстный монолог про «это не может продолжатся долго» и далее про ужасы реального положения вещей и грядущий «пиздец». Время шло, драматизм ощущений нарастал, но ничего не происходило, даже кризис никак не пошатнул систему… Все вроде работало, а люди все терпели и терпели. «Так не может продолжатся долго» - растягивалось в полной временной неопределенности, но эта убежденность никуда не исчезла, а только нарастала. И вот, вдруг, произошел декабрь. Вдруг какие-то люди – причем в большом, очень большом количестве, вышли на улицы с единственным лозунгом «мы больше не будем этого терпеть!». Естественная реакция властной элиты на все это –  НУ ВОТ И НАЧАЛОСЬ. Они ждали этого много лет, ждали, когда наконец придут к ним и скажут – «мы больше не будем этого терпеть!». Пошли вон!!!  Как бы ни устроена была система, но когда образующие ее люди не только не убеждены в своей моральной правоте, а даже наоборот убеждены в отсутствии какого либо морального или прагматического права на власть – она обречена. Спасти их могла бы жажда власти, злобная воля, воля не потерять свое… Но властная элита сегодня предельно расслаблена (олигархстайл: бассейны, девочки\мальчики, катера и яхты – какая тут к черту борьба за власть) и уже все получила. Угрозу своей власти и положению она воспринимает скорее как сигнал фиксировать прибыль и собирать чемоданы. Чем они активно  и занимается последние месяцы. Фиксировать прибыль и собрать чемоданы дело не быстрое, нужно время, но этот тренд и будет определять дальнейшее развитие событий, если протестная активность не сжуется, не сойдет на нет. Если мы по-прежнему будем их подгонять

2.   Положение нынешней власти (в данном случае буквально Путина) определяется в первую очередь важнейшим из ресурсов, которым он владеет – социальным ресурсом, популярностью у населения. Газ, нефть и прочие финансовые потоки – это очень важно, но Путин незаменим и необходим только до тех пор, пока он контролирует этот социальный ресурс. С него началась его власть, на этом строился его режим, на нем он держится до сих пор. Без поддержки населения, без видимости ее, без контроля за ним – Путин никому не нужен, включая и сове окружение.

Чтобы лишить Путина этого ресурса – только 50-80 тысячных митингов «креативного класса», разумеется, не достаточно.  Не хитрая технология превращает митингующих в «креативный класс», в «сетевых хомяков», «хипстеров», «молодых профессионалов» - то есть в очевидное меньшинство, которое страшно далеко от народа.

Выводы из всего сказанного простые.  

– ходить на митинги (совершенно все равно кто и что там говорит, кто и как их организует – все только начинается и сейчас будущее страны зависит не от организаторов, а от людей которые просто приходят на эти митинги и шествия.  

– делать все чтобы Путин получил на выборах как можно меньше голосов. Ну то есть прийти на выборы и проголосовать за кого угодно (в данном случае порча бюллетеня – тоже голос против Путина). Пусть ему придется фальсифицировать выборы так чтобы ни у кого не осталось никаких сомнений – и тут крайне важна функция наблюдателей.

– ну и… очень важно перестать воспринимать себя как отдельные от народа группы. Перестать гордо и высокомерно носить звание «креативного класса», «молодых и успешных»... Вообще-то у простых людей большинство проблем те же что и у вас. Только живут они чаще всего намного тяжелее, напряженнее и скучнее. Просто у них совсем не остается времени и денег ни на что. Ни на фейсбук, ни на кофейни, ни на поездки...  Пока власть имеет дело с 50 тысячами представителей креативного класса – ей неуютно, но боятся нечего, но когда она будет иметь дело с 50 тысячей представителей народа (или мене пафосно – населения страны) – тогда все начнется по настоящему. 


А идея то пошла в массы ))))

Оригинал взят у rimona в А идея то пошла в массы ))))
Оригинал взят у samolet73 в А идея то пошла в массы ))))
После этого ролика:



Народ активно пишет в отзывах:



Collapse )


Девушки, которых нашисты насильно и обманом затаскивали на свои мероприятия - приходите 24го, у нас все добровольно!!! )))))