Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Новинка


Фергюсон Н. "Империя. Чем современный мир обязан Британии", СORPUS, 2013. Цена 427 р.

Борис Межуев: "«Империя» — из разряда тех литературных сенсаций, которые не могли рано или поздно не состояться. Кто-то должен был, откинув табу политкорректности, произнести очевидные истины об имперском прошлом европейских держав — о том, что без такого прошлого не было бы ни современного мира, в котором значительная часть человечества ведет более или менее сносное существование («Империя» в первой редакции вышла с подзаголовком «Как Британия создавала современный мир»), ни глобального распространения либеральных ценностей, ни, соответственно, самих норм политкорректности и толерантности. Все это — плод «глобализации», осуществлявшейся «белым человеком» в течение нескольких столетий, «глобализации», которая, помимо разного рода ужасов и жестокостей, способствовала повсеместной отмене рабства и созданию международного правового порядка."
РЖ

Константин Мильчин: "Как и история империи, книга Фергюсона оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, это хороший нон-фикшн, «Империю» просто-напросто интересно читать. А вот с выводами сложнее. Фергюсон попал под обаяние империи, перед которым сложно устоять, а высказываться в пользу колониальной империи жителю современной Великобритании невозможно. Это не модно и не корректно. В итоге он заступается за нее, но очень осторожно"
"Ведомости"

Борис Гройс. Фотограф как мудрец

e6f-x7wROmQ

Статья Бориса Гройса из только что вышедшего номера “Художественного журнала” (86-87).

В историческую культурную память можно войти самыми разными путями. Некоторые авторы утверждают свое присутствие в истории уже первой книгой, произведением искусства или фильмом, так что публика может проследить их личный путь с самого начала карьеры. Мы воспринимаем таких авторов, как будто всегда уже их знали. Другие авторы на протяжении своей жизни открыты общественному сознанию лишь частично. Их фигуры начинают проявляться и обретать очертания в общественной памяти и воображении только после смерти, причем происходит это очень медленно. Известные и в то же время незнакомые, авторы подобного рода, как правило, являются культурными мигрантами со сложной и фрагментарной биографией. Одним из таких культурных мигрантов был Александр Кожев. И хотя его имя хорошо известно специалистам по философии и политической истории XX века, он остался малоизвестным широкой публике и его исторический образ стал принимать отчетливую форму лишь недавно.

Биография Фуко



Джеймс Миллер «Страсти Мишеля Фуко», Кабинетный ученый, Екат., 2013, 528 стр, 713 руб.

Эта книга — не биография Мишеля Фуко, хотя в общих чертах она следует хронологии его жизни, и не всестороннее исследование его творчества, хотя в ней действительно даются интерпретации множества его текстов. Скорее, это рассказ о продлившейся всю жизнь борьбе человека за верность крылатому императиву Ницше «стань самим собой».
Смешивая занимательное повествование и экзегезу, я подходил к творчеству Фуко так, как если бы оно выражало огромное желание реализоваться в данной определенной форме жизни, а к его жизни — как если бы она воплощала собой постоянное и частично реализованное усилие сделать это желание реальностью. Как дотошный журналист, я собирал информацию о различных сторонах жизни Фуко, до настоящего времени недокументированной и, следовательно, большей частью неисследованной. Как историк-интеллектуал, я обрисовывал широкий культурный и социальный контекст, внутри которого разворачивалась его жизнь. Как литературный критик, я акцентировал ряд повторяющихся фантазий и образов, придающих особый оттенок и настроение и текстам, и повседневной жизни Фуко. Моей целью было воссоздать, выражаясь словами Фуко, «не чистый грамматический субъект, не глубинный психологический субъект, но того, кто говорит Я в книгах, письмах, черновиках, набросках, потаенных записках».

График работы в праздники

Уважаемые посетители!
Книжный магазин "Фаланстер" работает все праздники в обычном режиме (с 11 до 20), за исключением:
31 декабря - с 11 до 19 часов
1 января - магазин не работает (единственный для нас выходной в году)

ч

Новинки НЛО



Пригов Д.А. Монады / Дмитрий Александрович Пригов; Собрание сочинений в 5-ти т. — М.: Новое литературное обозрение, 2013. — 780 с., 509 руб.

«Монады» — один из пяти томов «неполного собрания сочинений» Дмитрия Александровича Пригова (1940—2007), ярчайшего представителя поэтического андеграунда 1970—1980-x и художественного лидера актуального искусства в 1990—2000-е, основоположника концептуализма в литературе, лауреата множества международных литературных премий. Не только поэт, романист, драматург, но и художник, акционист, теоретик искусства — Пригов не зря предпочитал ироническое самоопределение «деятель культуры». Охватывая творчество Пригова с середины 1970-х до его посмертно опубликованного романа «Катя китайская», том включает как уже классические тексты, так и новые публикации из оставшегося после смерти Пригова громадного архива.

Некоторые произведения воспроизводятся с сохранением авторской орфографии и пунктуации.



Олег Будницкий, Александра Полян. Русско-еврейский Берлин (1920—1941)

Будницкий О., Полян А. Русско-еврейский Берлин (1920—1941) / Олег Будницкий, Александра Полян. — М.: Новое литературное обозрение, 2013. — 496 с., 392 руб.



Предлагаемая вниманию читателей монография посвящена жизни российских евреев-эмигрантов в Берлине в период между двумя мировыми войнами.Collapse )

Ян Левченко о книге П.А. Дружинина “Идеология и филология. Ленинград. 1940-е гг”.

В 1981 году лингвист и семиотик Борис Успенский поехал на конференцию в ГДР, где прочитал доклад «К проблеме генезиса Тартуско-Московской Семиотической Школы». В стране народной демократии, входящей в буферную зону вокруг СССР, неудобная тема все же прошла. Даже в суровой ГДР охранительный прессинг был слабее, чем в идеологической метрополии. Через 6 лет, на волне начавшейся перестройки, доклад удалось издать в тартуской серии «Труды по знаковым системам». Говоря о ленинградских корнях Юрия Лотмана и Зары Минц, автор ссылался на блестящую плеяду их воспитателей от Бориса Эйхенбаума до Григория Гуковского. Расцвет, отмечается в статье, продолжался до начала 1950-х. Дальше идет образцовый риторический маневр в обход цензуры: «Блокада, а затем некоторые последующие события нанесли ленинградскому литературоведению если не невосполнимый, то пока еще не восполненный ущерб».

Книга московского историка Петра Дружинина – это два тома общим объемом 1300 страниц, рассказывающих о «некоторых последующих событиях». То есть тщательному уничтожению неугодных власти преподавателей ЛГУ. Пик этой зловещей кадровой ротации пришелся на 1949 год, от последствий которого рассеянная, затравленная и деморализованная петербургская гуманитария не оправилась до сих пор.

Презентация книги «Задачник»

ru_view_Page_01

Публикация объединяет в себе сборник математических задач и статью теоретика То Цзыцзяня «Трудная истина о математике». Сюжетной основой для задач стали социальные, политические и экономические проблемы современного города. В статье рассматривается философская проблема политической математики и ее эмансипаторный потенциал. Авторы проекта предлагают по другому взглянуть на традиционную математику и показать ее связь с общественными процессами.

Книга является результатом коллективной работы архитекторов, социологов и художников. Авторы проекта: Иван Бражкин, Александр Бурлака, Дмитрий Воробьев, Анастасия Рябова, Максим Спиваков, То Цзыцзянь, Владислав Шаповалов. Редакция и перевод: Дмитрий Потемкин.

Презентация приурочена к закрытию выставки "Шоссе Энтузиастов " (параллельный проект 13-ой Международной архитектурной биеннале в Венеции), в рамках которой она была издана.

«Задачник» доступен онлайн на русском, английском и итальянском языках на сайте supostat.org

Дата проведения презентации: 22 ноября — четверг, 20:00

Место: Книжный магазин «Циолковский», Новая площадь д. 3/4 , подъезд 7д в здании Политехнического Музея, (метро «Лубянка», «Китай-город»), телефон 628-64-42


Участники дискуссии:

Лиля Брайнис (преподаватель)

Глеб Напреенко (искусствовед, арт-критик)

Карен Саркисов (аспирант, преподаватель)

Анастасия Рябова (художник)

Максим Спиваков (художник)

При поддержке: Supostat.org

Фонд V-A-C, Москва.

v-a-c.ru

Иллюстрированная конституция



Первое издание книги «Иллюстрированная Конституция России». Художественное оформление структурно-логических схем и инфографика в конституционно-правовой области — явления настолько редкие, что можно говорить об уникальности настоящего издания. Книга постатейно проиллюстрирована выполненными в национальном стиле красочными изображениями и схемами, существенно облегчающими восприятие непростого юридического языка Основного закона. Текст Конституции Российской Федерации на русском и английском языках сверен с официальными источниками, с учетом всех принятых изменений и дополнений.

Награды (изображения наград размещены в книге под аннотацией):

«IV Международный конкурс «Современное искусство и образование» («Музы мира»), первая премия в номинации «Графический дизайн» за художественное оформление книги «Иллюстрированная Конституция России».
«IV Международный конкурс «Современное искусство и образование» («Музы мира»), диплом лауреата в номинации «Дизайн» за плакаты «Иллюстрированная Конституция России».

цена в нашем магазине: 345 руб.



Письмо узникам 6 мая

0_780e0_6c5d4a72_XL

Товарищи!

Мы считаем ваше преследование несправедливым и незаконным. 6 мая на Болотной площади не было никаких массовых беспорядков, а те, кто говорят о болотном деле “суд разберется” - лицемерят: этот суд обещает быть таким же жестоким и ангажированным, как и суд над Pussy Riot. То, что была изменена мера пресечения для Александра Каменского, Рихард Соболева и Олега Архипенкова, которых не было на Болотной площади 6 мая, уже большая удача. Мы настаиваем на том, что вы - политзаключенные, считаем своим долгом поддержать вас и сделать все возможное для вашего скорейшего освобождения.

Напишите пожалуйста, какие книги вам нужны - мы опубликуем это письмо, постараемся собрать как можно больше книг и передать вам и другим заключенным с помощью участников проекта “Росузник”.

Коллектив магазина “Фаланстер”

 

Вместе с участниками проекта “Росузник” мы начинаем сбор книг для узников 6 мая. Как только мы получим ответы на это письмо, начнем формировать и публиковать список, а пока можно ориентироваться на запросы, которые появляются в этом жж (а также обязательно почитайте, что пишет автор этого жж). Книги приносите в Фаланстер, мы будем их сортировать и передавать партиями. Все вопросы по мейлу falanster.news@gmail.com

Пишите заключенным письма, это очень важно, а также скидывайте деньги на электронный кошелек “Росузника” rosuznik.org.

Поддержка политзаключенных - наш общий долг.

Ссылки за неделю

Алексей Цветков. Больше, чем поэты. Политическая карта современной русской поэзии

В России сейчас все в порядке с политической поэзией. Вот уже два года регулярно проходят организованные нацболовским активистом Скифом «Маяковские чтения». Более сотни людей, сочиняющих политические стихи, публично читали их у памятника великому пролетарскому поэту. По результатам чтений издан сборник.


«Интеллектуалов вытеснило сословие трепачей!»

Если обнаружить некую общую черту в рассуждении о «креативном классе» столь разных американских экспертов, как Майкл Линд и Саския Сассен, то она состоит в том, что этот класс является исключительным продуктом временного господства в западном обществе финансового капитала. Капитала, заинтересованного в наличии высокооплачиваемой интеллектуальной обслуги, но совершенно равнодушного к судьбам индустриального производства в своих странах, равно как и к положению интеллектуалов в собственном смысле этого слова, то есть людей, производящих и транслирующих научное знание.


Борис Дубин. Воображение как коммуникативная структура и проекция модерности

В заявленной теме для автора соединились несколько линий: исследовательский интерес к литературной фантастике, утопии и антиутопии, в особенности – российской (Е.Замятин, братья Стругацкие); читательская и переводческая работа над текстами по философии поэтического и живописного образа (Хосе Лесама Лима, Ив Бонфуа и др.); наконец, разыскания и размышления в связи, опять-таки, с переводом статьи Жана Старобинского по истории понятия «воображение»[2]. В данном случае мне интересно посмотреть и важно показать, как социология может работать со сложными культурными формами. Речь далее пойдет, с одной стороны, о социологии знаниевых и культурных конструкций, смысловых образований, а с другой – о социологической антропологии, представлениях о человеке, который оперирует образами и обращается, упорядочивая и объясняя их, к категории воображения.


Последний герой

Мария Степанова о дневнике Сьюзен Зонтаг

Недоброжелатели, которых у Сьюзен Зонтаг было достаточно, в числе прочего обвиняли ее в том, что она эксплуатировала собственную внешность,— и действительно, там было на что поглядеть. В посмертном корпусе оставшегося — который составляют книги, фильмы, тексты, интервью, дневники — фотографии автора, молодого, нестареющего, старого, мертвого, занимают что-то вроде почетного первого этажа с временной экспозицией. Часть посетителей дальше и не добирается, и в этом есть резон: изображения Зонтаг не рассказывают и не комментируют ее историю — они ее замещают, оставляя на откуп зрителю главное, эмблему, удостоверение личности: здесь был такой-то.


Ленин как буржуазный революционер

Под таким заглавием мы впервые на русском языке перепечатываем отрывки из статьи известного французского исследователя творчества Маркса М. Рюбеля «Перестройка или ностальгия по капитализму». М. Рюбель считает себя последователем аутентичного Маркса и близок к течению «коммунизма рабочих Советов».


Дэвид Бордуэлл. Жижек, скажи что-нибудь!

Ваш МакГаффин публикует любопытнейший текст Бордуэлла, который поможет по-новому взглянуть на деятельность философа. Бордуэлл, кстати, доходит даже до того, что начинает копаться в грязном белье Жижека, что, конечно, делает текст еще более интересным. Поскольку статья огромна, Ваш МакГаффин опубликует ее в нескольких частях. Часть первая, в которой Бордуэлл описывает контекст, в котором появилась книга Жижека о Кислевском, и дает по щекам его покровителю Колину МакКейбу.


Михаил Михалков – брат гимнописца, офицер СС

Клан Михалковых является прекрасной иллюстрацией, что такое идеальные приспособленцы. Пока Сергей Михалков пел оды Сталину, его младший брат Михаил служил во время ВОВ в СС, а позже в КГБ и у «гипнотизёра» Мессинга.


Дмитрий Курляндский. ХХ век. Первая серия. Конкретная инструментальная музыка

OPENSPACE.RU начинает рассказ о стилях, направлениях и техниках музыки последнего столетия, которую почему-то принято всю скопом пугливо называть «современной».Рассказ этот пойдет безо всякого хронологического порядка, поскольку история музыки ХХ века состоит скорее не из поперечных линий, четко делящих процесс на аккуратные временные промежутки, а из продольных — то расходящихся далеко друг от друга, то пересекающихся. Дмитрий Курляндский, выбрав явление под названием musique concrète instrumentale, объяснил его двумя способами: общепринятым и своим собственным.


Дмитрий Ромедник. 888 — число пролетариата. Как благодаря анархистам у нас появился восьмичасовой рабочий день

Движение за укороченный рабочий день началось во время индустриальной революции в Британии. В начале XIX века рабочие трудились 10–16 часов в день при одном выходном в неделю. Впервые с требованием сократить рабочий день до десяти часов выступил один из видных британских социалистических деятелей Роберт Овен в 1810 году. А в 1817-м он сформулировал концепцию восьмичасового рабочего дня одной фразой: «8 часов — работа, 8 — отдых, 8 — сон». В результате выступлений социалистов к 1847 году в Англии рабочий день для женщин и детей был сокращен до 10 часов. 


Необходимый клоун

Григорий Дашевский о Витольде Гомбровиче

Выражение «как у Гомбровича» по-русски ничего не значит. В СССР о нем не было слышно; понятно, что его — эмигранта и, как он сам себя называл, «предателя и провокатора» — не издавали, но он не входил даже и в общеинтеллигентский список отнятых у нас цензурой заграничных авторов.

Практически сразу после отмены цензуры, в самом начале 1990-х годов, у нас вышли его романы: «Фердидурка», «Порнография», «Транс-Атлантик», потом и «Космос» — но кто их прочел, тот прочел, а нечитавшие об их авторе и не слышали. Поскольку культурное сознание — это сознание именно тех, кто сам не читал, но слышал звон, то можно сказать, что в нашем культурном сознании Гомбровича до сих пор нет. И это обидно, потому что Гомбрович — прямо-таки необходимая здесь фигура. И эта необходимость особенно ясна из его лучшей книги — восьмисотстраничного «Дневника», который он вел в Буэнос-Айресе в 1950–1960-е годы и который наконец вышел по- русски (в блестящем, как всегда, переводе Юрия Чайникова).